class="attachment-tie-medium" alt="В США пассажирский самолет загорелся при взлете"/>

Потери от коррупции в фискальных органах Таджикистана составляют порядка 50%


Проблема коррупции в республике, особенно в фискальных и банковских органах, а не только в образовании и здравоохранении в чём очень долгое время нас пытались убедить, приобрела явно системный и хронический характер.

Эксперт «АП» рассказал, как можно бороться с коррупцией в таможенном и налоговом администрировании.

На одном из последних заседаний президент Таджикистана Эмомали Рахмон поднял крайне острую проблему коррупции в фискальных органах страны, в первую очередь Налоговом и Таможенном комитетах. А также прилюдно отчитал начальника таможенного терминала Душанбе-2, который, как оказалось, без диплома о высшем образовании и соотвествующего опыта работы был странным образом назначен на данный пост, и за короткий срок обзавёлся значительным личным капиталом и многочисленными дорогими обьектами недвижимости.

Остается только гадать, является ли этот случай единичным или скорее системным, но в любом случае президент указал руководству фискальных и банковских органов страны на проблему коррупции, а также дал срок подготовить предложения по решению проблемы.

И это, конечно, хорошо, что хотя бы глава государства озабочен серьёзностью проблемы коррупции, в то время как руководство данных органов в течение долгих лет, видимо, закрывает на это глаза (как видно из вышеуказанного примера).

Однако надо также понимать, что проблема коррупции в республике, особенно в фискальных и банковских органах, а не только в образовании и здравоохранении в чём очень долгое время нас пытались убедить, приобрела явно системный и хронический характер, и одними усилиями президента её решить будет сложно.

При наличии сильной политической воли необходима также сильная команда реформаторов, слаженная и системная работа в направлении радикальной реформы всей системы таможенного и налогового администрирования.
 
Не стоит изобретать велосипед

Очевидно, что система назначения на высокие посты в Таджикистане является непрозрачной, система декларирования доходов отсутствует или вовсе не работает, внутренний контроль неэффективен, а неформальные платежи, коррупция и теневые потоки от экспортно-импортных операций, заниженного декларирования и налоговых платежей четко отработаны и поставлены на системный поток.

Потери от коррупции в фискальных органах для бюджета государства огромны. По очень широким оценкам, бюджет мог бы получать еще порядка 40-50% от того, что показывает официальная статистика, и это лишь, судя по примерным размерам неформальной экономики согласно последним оценкам международных экспертов.

И все это происходит в то время, когда бюджет страны так остро нуждается в увеличении доходов, чтобы обеспечить финансирование критически важных проектов экономической и социальной инфраструктуры, в том числе – Рогуна.

На фоне сложных бумажных процедур недоступного для бизнеса, прямого контакта с работниками фискальных органов, при слабом уровне развития системы электронного декларирования и автоматизации, а также при массовых освобождениях от налогов и таможенных платежей непонятного, но широкого круга субъектов экономической деятельности (от чего бюджет также не дополучает ещё порядка 30% доходов), коррупция самым очевидным образом взращивается на крайне благодатной почве.

В проблеме виноват, конечно же, не только такой вот «начальник таможни Душанбе-2», которого уволили, даже не привлекая к ответственности, проблема явно приобрела системный характер, и просить текущее руковоство исправить проблему все равно, что просить волков не есть стадо овец, которое их поставили охранять.

Однако и цена данной реформы высокая, и если удастся её эффективно решить, то можно, по крайней мере, удвоить доходы бюджета от фискальных органов, при этом, не поднимая ставок и налогов для частного сектора, как об этом просит руководство НК. Наоборот, возможно даже снижая бремя налогов для бизнеса за счет легализации потоков, более прозрачного и эффективного администрирования. 

В антикоррупционной реформе фискальных органов не стоит изобретать велосипед, а лучше ссылаться и максимально использовать мировой и региональный опыт. Конечно же, некоторые чиновники правительства могут сказать что, мол, нам данный опыт не подходит, так как у нас другой контекст и условия.

Однако при наличии политической воли высшего руководства, которая была четко обозначена, при сильном желании можно сформировать независимую команду или Комитет Реформы, подотчетный напрямую президенту или премьер-министру страны, чтобы избежать давления фискальных органов, которые будут, конечно же, сопротивляться.

Сформировать сильную команду внутренних независимых экспертов из правительства, исследовательских кругов и международных консультантов, и в самый короткий срок разработать и осуществить реформу.

Очевидно, что наработки уже есть, также в правительстве есть отчёты и о реформе Налогового администрирования от МВФ с 2005 года, от МФК и ВБ от 2011 года, отчеты и предложения о реформе Таможенного администрирования от АБР с начала 2000-х годов. Все они благополучно пылятся на полках и ждут своего момента уже много лет.

Помимо этого можно также использовать последний мировой опыт.
 
Опыт Грузии вам в помощь

Давайте рассмотрим, как эффективно данную проблему решают в других странах, и как данный опыт можно применить в условиях Таджикистана.

Из того что сразу приходит на ум - это интересный опыт Грузии первой декады 2000 годов. О данном опыте в правительстве страны хорошо знают, так как туда ездили множество наших делегаций. За короткое время в два этапа с 2004 по 2007 и 2009 годы, новое руководство Грузии провела радикальную реформу, которая началась с нескольких шагов:

- полного увольнения скомпрометировавшего себя штата фискальных органов;
- открытого конкурсного найма нового персонала;
- сокращения персонала и за счёт этого кратного увеличения зарплаты сотрудникам (чтобы снизить мотивацию в получении          коррупционных доходов);
- сокращение количества процедур, видов платежей;
- максимального упрощения порядка платежей;
- внедрения системы видеонаблюдения и усиление системы внутренного контроля с наделением этой службы максимальных полномочий в выявлении и предотвращении коррупционых сделок с участием сотрудников;
- внедрения системы анонимных жалоб и открытой горячей линии, куда может позвонить любой бизнесмен, столкнувшийся с коррупционным давлением сотрудника фискальных органов (т.н. whistleblowing), подлежащих обязательному рассмотрению;
- внедрению системы электронного декларирования, что сократило прямой контакт, а значит, и возможности коррупционных действий между клиентами и сотрудниками фискальных органов;
- параллельное усиление ответственности бизнеса за предложения коррупционного характера, и многое другое.

В плане институциональной реформы, была создана единая Служба Доходов, подотчетная Министерству финансов, чтобы политика могла диктовать администрирование, а не наоборот, как у нас.

Центры налогового и таможенного декларирования были полностью автоматизированы и переоснащены с внедрением самых последних технологий при подержке международных организаций и за счет экономии от потерь и раздутого персонала.

Кроме того, акцент налогового и таможенного администрирования сместился с малого бизнеса, сферы обслуживания и частных предпринимателей (куда налоговики направляют огромные человеческие ресурсы кошмарящих каждый день продавцов) на выявление нарушений со стороны крупных плательщиков налогов и таможенных платежей. Например, речь о крупных импортерах продуктов питания и техники, которые зачастую пользуются льготным режимом и многочисленными нерегулируемыми освобождениями, данными им по непонятным и непрозрачным критериям.
 
Количество налогов сократилось с 22 до 6

В Грузии, как и в ряде других стран, все ранее выданные освобождения и льготы в рамках инвестиционных соглашений и правительственных указов, часто при прямом лоббировании бывших членов правительства и парламента, были отменены и заново пересмотрены на основе новой методологии и системы критериев экономической и общественной пользы для страны.

Отмена льгот крупным плательщикам фискальных платежей позволила в самое короткое время резко увеличить доходную базу бюджета, снять пресс давления на малый бизнес и за счет этого сократить персонал фискальных служб, а также сделать систему мониторинга возможных нарушений более прозрачной и понятной. Что в свою очередь, сократило ресурсы фискальных органов для мониторинга возможных правонарушений.

Кстати, в Таджикистане с конца 2006 года, согласно рекоммендации МВФ, также создан и работает отдел крупных налогоплательщиков, однако, судя по результатам, работает он, видимо, не эффективно.

Подытожим. В результате реформы в Грузии количество налогов сократилось с 22 до 6, налоговые доходы к ВВП выросли с 15 до 22 процентов, а уровень реальных к потенциальным доходам  вырос с 35 до 85%, т.е. если ранее только треть реальных доходов декларировалась, то после реформы только 10-15% доходов оставались невыявленными.

Кстати, если у правительства страны есть реальный интерес к опыту Грузии, то они могли бы нанять команду компании «Реформатикс» из бывших членов правительства этой страны, которые сейчас активно помогают применять опыт Грузии в антикоррупционной реформе фискальных органов в других странах, например, недавно в Казахстане.
 
Ключевые принципы

Опыт Грузии не уникален, как это принято считать. Может быть менее радикально, но примерно по такому же сценарию развивались реформы налогового и бюджетного администрирования в Уганде, Либерии, Мексике, Армении, Гвинеи и многих других стран мира.
Принцип и последовательность всегда были идентичны: максимальное упрощение политики, видов платежей и порядка уплаты;
отмена сомнительных освобождений, унификация процесса мониторинга, усиление внутреннего контроля и реформа институтов.

А также: система найма, продвижения по службе, и декларирования доходов, сокращения сотрудников на основе переаттестации и смещения акцента проверок с малого бизнеса на крупных плательщиков, и, наконец, автоматизация, и полная прозрачность процессов взаимооотношений фискальных органов и плательшиков.

Со временем за счет роста доходов от более эффективного администрирования появилась возможность сократить бремя налогов на бизнес, что стимулировало резкий рост легальной налоговой базы и сократило уклонение и уход от налогообложения.

Примерно эти же ключевые принципы предотвращения коррупции в налоговом администрировании применимы к таможне, и перечислены в коммюнике лидеров большой двадцатки развитых стран по итогам саммита в 2017 году. А именно: внедрение системы контроля на  основе рисков, внедрение системы соблюдения честности и порядочности на основе четких и неизбежных санкций дисциплинарного, административного и уголовного характера в отношении всех без исключения сотрудников, уличенных в коррупционных деяниях.

Внедрение системы прозрачности в подаче и рассмотрении жалоб на коррупицонное давление, автоматизация бизнес процессов и системы декларирования, реформа и модернизация системы принятия решений, реформа управления кадрами через внедрение системы справедливого, прозрачного найма, продвижения по службе. Исключение конфликта интересов, когда два, и более родственников работают в одной структуре, и усиление и наделение сильными полномочиями системы внутреннего аудита и предотвращения коррупции.  
  
Очень хотелось бы надеяться, что ответственные работники фискальных органов и команда правительства оправдают доверие президента и подготовят пакет системных реформ фискальных органов на основе вышеописанного лучшего мирового опыта налогового и таможенного администрирования, а не ограничатся как обычно разовыми акциями, красивыми отчетами о проделаной работе и увольнением крайних.

 Ибо польза от данной реформы очень высока, а именно возможность резко увеличить доходы бюджета без увеличения и в последующем даже облегчении бремени для налогоплательщиков и малого бизнеса.

А это означает - создание рабочих мест, поддержка стратегии правительства, и финансирование так остро нужных стране проектов инфраструктуры и национального развития.

Источник:news.tj​​​


Добавить комментарий

Добавить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив