class="attachment-tie-medium" alt="В США пассажирский самолет загорелся при взлете"/>

СРОЧНЫЕ НОВОСТИ:

Дело «Сети» в фактах, цитатах и иллюстрациях

В офисе Санкт-Петербургского отделения партии «Яблоко» открылась выставка, посвященная делу молодежной организации под названием «Сеть»

В октябре 2017 года были задержаны девять молодых людей из Пензы и Санкт-Петербурга. Их обвинили в создании террористической организации, которая, по версии обвинения, намеревалась провести серию терактов в преддверии очередных президентских выборов и чемпионата мира по футболу 2018 года.
Задержанные дали признательные показания, однако впоследствии отказались от них, сообщив, что оговорили себя под воздействием примененных к ним пыток.
На открытии выставки в петербургском отделении «Яблока» побывала корреспондент Русской службы «Голоса Америки».
Нынешняя выставка – не первая из тех, кто посвящены так называемому «Делу “Сети”». Ранее в «Открытом пространстве», что размечается на улице Достоевского в Санкт-Петербурге, а также в арт-центре «Пушкинская, 10», были представлены стихи фигурантов дела.
В офисе петербургского отделения «Яблока» воспроизведены все основные этапы дела «Сети», начиная с 19 октября 2017 года, а также фотографии всех одиннадцати фигурантов дела, документальные снимки судебного разбирательства, фрагменты показаний, цитаты из их писем по волю и обращение родителей обвиняемых. В этом обращении, в частности, говорится: «Мы, родители и близкие так называемого пензенского дела “Сети”, обращаемся ко всем неравнодушным людям, к соотечественникам, иностранным гражданам. Это даже не столько обращение, сколько крик души и отчаяние от того, что сегодня происходит с нашими детьми… Сегодня пытки, фабрикация и фальсификация уголовных дел поставлены нашей страной на поток. Силовики уверены в своей безнаказанности. Мы за 8 месяцев судебного разбирательства и изучения материалов дела убедились в этом воочию».
Признательные показания «под копирку»
Виталий Черкасов, который является адвокатом одного из обвиняемых – программиста Виктора Филинкова, рассказал, что когда он впервые увиделся со своим подзащитным, он несколько минут не мог прийти в себя из-за следов пыток электрошокером на теле Виктора. Но из-за того, что к обвиняемому в течение первых 30 часов после задержания не пускали судебно-медицинских экспертов, следы пыток были не очень явственны, и в возбуждении уголовного дела против сотрудников управления ФСИН (Федеральной службы исполнения наказаний) по Санкт-Петербургу и Ленинградской области было отказано.
Адвокат Виталий Черкасов

В разговоре с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» Виталий Черкасов отметил факты, которые он считает «наиболее вопиющими и возмутительными нарушениями» Уголовного кодекса РФ.
«Во-первых, доказательная база на первоначальном этапе построена на признательных показаниях. И если их логически анализировать, то получается, что люди, обладающие разным жизненным опытом, владеющие разным словарным запасом и имеющие разный уровень образования, самостоятельно изъясняются о событиях, имеющих отношение к делу. И если сравнить показания, к примеру, моего подзащитного Филенкова и фигурантов дела из Пензы, с которыми он ранее никогда не общался, то мы увидим, что они даны, что называется, под копирку – одни и те же орфографические, грамматические и стилистические ошибки. И это притом, что один протокол подписан следователем следственной группы УФСБ по Пензенской области, а другой протокол – следователем питерской группы. И возникает вопрос: видимо между ними гуляла флешка с уже набранным текстом? И это – один из примеров вопиющей фальсификации материалов уголовного дела», – подчеркивает адвокат.
Черкасов добавил, что по данному обстоятельству им подготовлена лингвистическая экспертиза, и привлеченные к ней специалисты считают, что фигуранты дела, показания которых изучены, не могут давать идентичные показания. «Это говорит о том, что эти протоколы сфальсифицированы. Кроме того, уже выявлено, что электронные файлы, где содержатся метаданные, которыми оперирует обвинение по данному делу, были созданы, либо подвергнуты монтажу уже после задержания фигурантов дела», – отмечает Черкасов.
Впечатления адвоката подтвердил и член Правозащитного совета Санкт-Петербурга Григорий Михнов-Вайтенко, который ездил к пензенским фигурантам дела. По его словам, он видел, как с компьютерных дисков, которые в ходе процесса представляли адвокаты обвиняемых, загадочным образом исчезала вся информация. А его самого пускали в камеры к обвиняемым только после звонка к уполномоченному по правам человека в Пензенской области.
Михнов-Вайтенко также упомянул о фактах пыток по отношению к фигурантам, и подчеркнул, что аргументы обвинения выглядят неубедительно.
Заключение членов Общественной наблюдательной комиссии оставлено без внимания
Руководитель аппарата уполномоченного по правам человека в Санкт-Петербурге Ольга Штанникова сообщила, что ее коллег долгое время не пускали в следственный изолятор, где содержатся петербургские фигуранты дела «Сети». Поговорить с обвиняемыми удалось только через месяц после задержания, когда следы пыток почти не были видны. Сотрудниками аппарата петербургского омбудсмана был подготовлен список из 30 вопросов и замечаний по действиям следственных органов, однако, ответ на этот запрос до сих пор не получен.
В беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» Штанникова рассказала о том, что в ближайшее время намеревается предпринять аппарат уполномоченного по правам человека в Санкт-Петербурге. Прежде всего, в городскую прокуратуру и Следственный комитет по Санкт-Петербургу будут направлены очередные запросы. «Кроме того, и мы, и Александр Шишлов (петербургский омбудсман – А.П.) намерены выйти на более высокий уровень, чтобы поднять вопрос о том, что нужно делать, если люди находятся вне процессуального поля. То есть, что делать, если задержанные пропадают на 30 часов, и лишь после этого составляются протоколы», – отметила собеседница «Голоса Америки».
Руководитель аппарата уполномоченного по правам человека в Санкт-Петербурге Ольга Штанникова

Ольга Штанникова также упомянула о том, что члены Общественной наблюдательной комиссии Яна Теплицкая и Екатерина Косаревская подготовили заключение по поводу обстоятельств задержания и допроса Виктора Филенкова. «Там говорилось о применении так называемых “специальных средств” к Филинкову, с описанием ожогов на его теле. Не знаю, были ли приложены фотографии, но, по крайней мере, там были рисунки с очень подробным описанием этих следов. Это заключение есть и у нашего уполномоченного и у начальника управления ФСИН Игоря Потапенко. Но силовые структуры не воспринимают его как официальную информацию на том основании, что у авторов заключения нет медицинского образования», – подчеркнула Ольга Штанникова. И добавила, что соответствующие обращения будут направлены и уполномоченной по правам человека в Российской Федерации Татьяне Москальковой, и в Совет по правам человека при президенте РФ. «То есть, мы будем делать все, что мы можем», – подытожила Ольга Штанникова.
Член СПЧ считает необходимым внести поправки в Уголовный кодекс РФ
На открытии выставки в офисе «Яблока» также присутствовали родители одного из петербургских фигурантов дела «Сети» Юлия Бояршинова.
Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» побеседовала с его матерью – Татьяной Копыловой.
Мать одного из петербургских фигурантов дела «Сети» Юлия Бояршинова - Татьяна Копылова

«Мой муж каждую неделю выходит на Невский проспект с пикетами в поддержку Юлика и других политзаключенных. На его плакатах есть надписи: “Мой сын – не террорист. Террористы те, кто похищает и пытает наших сыновей”. И еще: “Наша страна победила фашизм. Неужели теперь она сама заразилась фашизмом?”. Мы готовимся отметить 75-летие победы в Великой Отечественной войне. Но почему же в отношении заключенных у нас применяются такие же методы, как в гитлеровской Германии и в сталинском Советском Союзе?», – спрашивает Татьяна Копылова.
Выступая перед собравшимися на открытии выставки, она поделилась собственными впечатлениями от свидания с сыном. По ее словам, подследственным не оказывается никакой медицинской помощи, предоставляемое питание не соответствует даже самым низким критериям, обвиняемые по политическим статьям содержатся вместе с обвиняемыми по тяжким уголовным статьям – убийству, изнасилованию и причинению тяжких телесных повреждений. «В камере моего сына все курят, а Юлик – некурящий, но его не переводят в другую камеру, потому что это – дополнительное средство давления на него. Но когда приходят проверяющие, то помещение заранее проветривают, обвиняемых в уголовных преступлениях выводят на прогулку, постели застилают бельем. А на самом деле, они спят на голых железных прутьях, как в каком-нибудь концлагере, зимой – в куртках, потому что окна все выбиты, поскольку от табачного дыма дышать нечем», – свидетельствует Татьяна Копылова.
По мнению организаторов выставки, самая действенная помощь фигурантам дела «Сети» – максимальная огласка обстоятельств их дела, выход в пикеты и на другие мирные акции протеста против политических репрессий, а также письма поддержки заключенным. Кроме того, по словам члена СПЧ Наталии Евдокимовой, необходимо внести в Уголовный кодекс РФ статью об ответственности за применение пыток в отношении задержанных. «Наши силовые структуры – это очень закрытые сообщества, которые всеми средствами защищают “честь мундира”. И вместо термина “применение пыток” сейчас фигурирует “превышение должностных полномочий”, под которыми можно подразумевать все, что угодно», – отметила Евдокимова.
В конце выступления рассказала, что на последнем по времени заседании СПЧ с участием Владимира Путина не была представлена возможность для выступления председателю межрегиональной общественной организации «Комитет против пыток» Игорю Каляпину, подготовившему специальный доклад.



Добавить комментарий

Добавить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив