class="attachment-tie-medium" alt="В США пассажирский самолет загорелся при взлете"/>

Чем «Талибан» предпочтительнее «Исламского государства». Можно ли вообще вести переговоры с запрещенной организацией

Официальная Москва проводит переговоры с членами организации, которая сама же считает террористической. Фото Reuters

Спецпредставитель президента РФ по Афганистану Замир Кабулов принял 13 сентября в Москве делегацию радикального движения «Талибан» (запрещено на территории РФ). Ранее Москва выразила сожаление по поводу прекращения США переговоров с движением «Талибан» и рассчитывает на продолжение диалога. Об этом  Замир Кабулов  объявил еще 9 сентября.  «Мы сожалеем, что процесс приостановлен. Мы все‑таки думаем, что он не мертв, а приостановлен. Эмоции высоки, зашкаливают с обеих сторон, но тем не менее, как нам кажется, через какой‑то промежуток времени стороны вернутся и продолжат процесс переговоров и завершение сделки», – отметил тогда Кабулов. После встречи 13 сентября дипломат сообщил, что талибы все-таки продолжат диалог с американцами. 
Еще в начале года США начали договариваться с «Талибаном» о выводе американских солдат из Афганистана. Предварительные соглашения были достигнуты в начале сентября. Американская сторона взяла на себя обязательства вывести большую часть своих войск с территории Афганистана в течение 135 дней. Планировалось, что на первом этапе США полностью эвакуируют 5 военных баз и около 14 тыс. солдат. Это означало, что зона контроля «Талибана» на территории страны должна была существенно увеличиться, поскольку боеспособность правительственной армии без поддержки извне достаточно ограниченна. В свою очередь, талибы обещали провести переговоры с властями о прекращении огня. При этом они настаивали, чтобы госсекретарь США Майкл Помпео подписал соглашение с «Исламским эмиратом Афганистана» – частично признанным государством, существовавшим в 1996–2001 годах, после того как талибы захватили большую часть территории страны. Однако 8 сентября с.г. после теракта в Кабуле, совершенного членами радикального движения «2 сентября», в результате которого погиб американский военнослужащий, президент США Дональд Трамп заявил о сворачивании переговоров, назвав их мертвыми.
Подписание договоренностей с США для талибов де‑факто означало бы признание исламистов законной политической организацией. С нетерпением ждали мирного соглашения и боевики террористической группировки «Исламское государство» (ИГ, запрещено в РФ), поскольку надеялись, что после этого непримиримая часть талибов перейдет на сторону «халифата». Примечательно и то, что выступить гарантом этих соглашений была готова и Москва. Нынешие переговоры МИДа РФ с талибами - не первые. Ранее прошла серия встреч российских дипломатов с представителями этой террористической организации. Например, в мае в рамках торжественного заседания по случаю 100‑летия установления дипломатических отношений между Россией и Афганистаном министр иностранных дел России Сергей Лавров переговорил с делегатами организации, среди которых был и экс‑глава политического офиса движения Мохаммад Аббас Станикзай. Были талибы в Москве и в ноябре 2018, и в феврале 2019 года. Сам Лавров утверждал, что поддержание контактов с талибами для Москвы – необходимость. «Это часть афганского общества. Такие встречи необходимы для побуждения талибов отказаться от вооруженной борьбы и вступить в общенациональный диалог с правительством. Кроме того, таким образом Москва обеспечивает безопасность находящихся в Афганистане россиян».
«То, что движение «Талибан» запрещено в России, вовсе не означает, что с ними нельзя вести переговоров», – сказал «НГР» ведущий эксперт института «Диалог цивилизаций» Алексей Малашенко. «Это свидетельство того, что между Россией и талибами есть какое‑то взаимопонимание и согласие. Россия, как и все, стремится к миру. И то, что «Талибан» запрещен в РФ, это ничего не значит. Я не вижу никаких противоречий и позицию России в отношении переговорного процесса с «Талибаном» считаю нормальной. Эти люди, если они во власти, в любом случае будут в коалиции, и с ними так или иначе придется иметь дело», – считает эксперт.
Переговоры с «Талибаном» – как для США, так и для России вынужденная, но необходимая мера, пояснил «НГР» директор информационно‑аналитического центра «Религия и общество» Олег Симаков: «За годы пребывания военных США на территории Афганистана Вашингтон так и не смог разрешить проблему урегулирования афганского кризиса и достичь договоренностей между различными слоями афганского населения. На нынешний момент наиболее боеспособной силой в стране все‑таки нужно признать движение «Талибан». Сила кабульской власти ограничивается только центральными районами страны и не имеет влияния ни на юге страны, ни на севере. Поэтому и был начат переговорный процесс с талибами, чтобы выработать некий необходимый консенсус».
Однако эксперт уверен, что не стоит полностью полагаться на договоренности, достигнутые в переговорах с талибами. «У них на все свой взгляд. У «Талибана» был период нахождения у власти, и ни к чему хорошему это не привело. Начали с того, что разрушили культурное наследие – статуи Будды. Я уже не говорю про террористические выпады по отношению к мирному населению, дабы запугать народ и заставить его принимать талибов как легитимную власть. Не контактировали с международным сообществом в силу того, что это все‑таки террористическая организация. Во многом именно по этим причинам США и не смогли ни тогда, ни сейчас с ними договориться. Однако российские сожаления о прекращении переговоров США с талибами связаны прежде всего с теми надеждами, которые возлагала РФ на этот переговорный процесс», – заметил Симаков. «Для России проблема афганского урегулирования так же актуальна. Афганистан – южное подбрюшье Содружества Независимых Государств. И, конечно, Россия заинтересована, чтобы после 30 лет нестабильной обстановки в Афганистане наступила хоть какая‑то стабильность. Поэтому попытки навести мосты были и, наверное, будут продолжаться. Хотя трудно сказать, насколько это перспективно», – отметил Симаков.
«Парадокс, при котором Россия поддерживает и ведет переговоры с запрещенной на ее территории организацией, вызван расхождением внутриполитического и внешнеполитического направлений деятельности, – пояснил «НГР» эксперт по политическому исламу Института славяноведения Георгий Энгельгардт. «Если во внутренней политике российские власти весьма враждебно относятся к радикальным исламистским организациям, то конкретно в афганском случае, видимо, исходят из того, что талибы – это определенная внутриафганская сила без каких‑то определенных порывов к внешней экспансии. И в этом плане с точки зрения политической и прагматической они для Москвы куда более предпочтительны, чем, например, афганский филиал ИГ «Велаят Хорасан». Экспансия «Исламского государства» в том числе в Афганистан и какие‑то их попытки организовать базу для дальнейшего проникновения в страны Средней Азии Москву беспокоят на порядок серьезнее, чем исламский консерватизм и фундаментализм талибов. «Талибан» сейчас подчеркивает, что движение ограничивается только Афганистаном, и у него нет никаких планов на экспансию вовне», – отметил Энгельгардт. «Талибы на ближайшую перспективу крайне заинтересованы, чтобы создать себе максимально благоприятный внешний климат и укрепить свой легитимный статус внутри страны. Очевидно, что на обозримый период они станут весьма предупредительными партнерами, в том числе в отношении России. Они точно будут воздерживаться от каких‑либо попыток недружественных действий, в том числе и по радикализации российских мусульманских общин», – заключил Энгельгардт.
 
 
http://www.ng.ru/ng_religii/2019-09-17/13_472_talib.html



Добавить комментарий

Добавить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив