class="attachment-tie-medium" alt="В США пассажирский самолет загорелся при взлете"/>

СРОЧНЫЕ НОВОСТИ:

Ковид атакует беженцев

Волонтерам вход ограничен

Французский город Кале. Раз в два дня сюда приезжает полиция, разгоняя беженцев — постояльцев стихийного лагеря. Люди добрались до этой северной точки Франции в надежде преодолеть Ла-Манш и добраться до Великобритании. Закрытие границ свело на нет их надежды и усилия.

Байран живет в одной из палаток: «Это опасный вирус, — говорит он. — Раньше здесь проходили машины, фуры, и у нас был шанс. Сейчас все осложнилось, транспорт не ходит».
Во Франции, как и в остальных частях Европы, благотворительные организации, патронирующие беженцев, вынуждены были свернуть или серьезно сократить деятельность на несколько недель строгого карантина.

Антуан Нер координирует группу Utopia 56: «В лагере сокращено присутствие волонтеров и условия жизни людей ухудшаются. Благотворительным организациям трудно выполнять свою миссию, нам грозят санкциями, так, мы получили 26 штрафов за то, что патрулировали местность и раздавали одеяла и еду. 14 наших активистов были задержаны, пока работали на благо беженцев».

Secours Рopulaire- одна из немногих организаций, получивших официальное решение властей на доставку еды беженцам на пике пандемии. Глава регионального подразделения Кристиан Огар рассказывает: «Каждому мигранту, бездомному измеряют температуру. Если она повышена, то волонтеры берут его на заметку, при необходимости доставляют в больницу. Пока в этом городке не было ни одного случая заболевания новым коронавирусом. По крайней мере в последние два месяца мы об этом не слышали».

Беженцы говорят: их жизнь так тяжела, что опасность ковида на этом фоне меркнет. «Люди не боятся коронавируса, у них столько проблем, они прошли через такие опасности, что коронавирус по сравнению с этим… ну, как-то бледнеет», — убежден беженец Дана Бабай.
Пандемия стала особо тяжким наказанием для самых уязвимых. Euronews поговорил с теми, чья и без того жесткая изоляция в последние недели усилилась.

Цель — вернуться домой

Ближайший пригород Лиона, юго-восток Франции. Большинство живущих в здешних трущобах — выходцы из Сирии; они ждут рассмотрения заявок на предоставление статуса беженцев. Без бумаг приезжие не могут устроиться на работу, а пособия для соискателей статуса беженцев им больше не выплачивают. Помощь волонтерских объединений в таких районах играет решающую роль. Одна из ассоциаций в Лионе была создана группой женщин в разгар карантина.

Беженец Бахджат рассказывает: «С тех пор, как началась эпидемия коронавируса, к нам никто не приходит, а волонтеры Софи и Навель продолжали помогать. Помогают и наши арабские братья. Мы просим Бога и французское правительство поддержать нас, возобновить выплату пособий. Как только они сделают это, мы отсюда немедленно съедем».

Случаев заражения ковидом в палаточном городке с ужасными санитарными условиями не зафиксировано.

Амаль, многодетная мама, родила последнего ребенка в картонном домике. Она вспоминает: «У нас вообще выбора нет. Мы попытались было заселиться в заброшенный дом, провели там 4 дня, а потом нас выслала полиция. Мой муж повсюду искал работу, подработку и ничего не нашел. В конце концов он смастерил вот это укрытие, чтобы я могла родить. Вот тут мы и живем».

Ее сосед живет в самодельной палатке. «У меня двое детей, я хочу отправить их в школу. Это не жизнь, смотрите, у нас ни туалета, ни воды. Во Франции к нам хорошо относятся, однако нам нужно помочь получить статус, документы. Мы не можем продолжать такое существование».

Женщины-волонтеры помогли бездомным оформить запросы на получение статуса, однако пандемия затянула процесс рассмотрения. Людям грозит выселение, депортация, как только Франция откроет границы. Софиде лос Риос, основательница благотворительной ассоциации Baraka, рассказывает: «Я боюсь худшего сценария для этих людей, у них вообще нет никакого ответа от властей. По опыту знаю, что в большинстве случаев ответы отрицательные. Куда они пойдут, если отсюда их выселят? Что их ждет? Полная неопределенность».

Для самых обездоленных доступ к медицинским услугам является проблемой и в обычное время. В условиях санитарного кризиса это сложно вдвойне. На помощь приходят мобильные бригады; специалисты тестируют людей и разъясняют беженцам, как защититься от вируса.

Мы следуем за медиками в заброшенный гараж, ставший временным пристанищем для цыганских семей — всего тут обитают 80 человек. Глава клана рассказывает: «Этот вирус для нас — проблема острейшая, критическая. У нас нет лекарств, нет денег, чтобы пойти в аптеку и купить перчатки, маски»

В распоряжении десятков людей — два туалета и шланг, чтобы ополоснуться. Молодая мать Розора жалуется: «Здесь слишком тяжело жить. Негде постирать одежду. Детям здесь холодно. Если они заболеют, что нам делать, куда идти?»

В этом сообществе не было выявлено ни одного случая ковида. Медики предупреждают, что среди цыганской общины — немало людей из группы риска. Самюэль Гёвар представляет организацию Medecins du monde: «Мы видим пациентов с сердечно-сосудистыми патологиями, у многих хронические респираторные заболевания, — говорит врач. — Это делает их уязвимыми перед лицом коронавируса, это дополнительные риски. Наша цель — выявить самых слабых, правильно позаботиться о них. Это позволит затормозить их хронические болезни, а значит, в случае ковида людям удастся избежать отделения интенсивной терапии. Но я думаю о другом — о необходимости системно наладить жизнь бездомных, создать достойные условия во избежании таких вот кризисов. Если бы мы раньше позаботились о части населения, то не имели бы таких серьезных осложнений сегодня».

Как обеспечить достойные условия для беженцев и нуждающихся? Вопрос, который беспокоит Камеля: мужчина регулярно помогает нескольким бездомным в Лионе. Одна из подопечных семей не первый год живет в машине, на разложенных сидениях спят четверо детей и двое взрослых.
Бездомные не в состоянии найти работу и существуют за счет милостыни. Во время карантина их и без того сложная жизнь превратилась в выживание.

Дорина, беженка, рассказывает: «Какой-то мужчина сказал мне: „Уходи с улицы, сейчас эпидемия!“ Но я готова рисковать жизнью, чтобы раздобыть еду для детей. Это так сложно сейчас, в кризис».

Камель Амран помогает бездомным едой. Он говорит, что в одиночку проблему большой семьи ему не решить: «С одной стороны, пока они живут своей семьей в машине, у них меньше риск заразиться. Но они годами живут в машине, годами! Если я не принесу им еды, не попрошу волонтеров помочь, никто ради них и с места не сдвинется. Ни правительство, ни мэрия. И что теперь? Им так всю жизнь в машине сидеть?»

У самого въезда в Лион в палатках живут несколько семей. Люди на грани отчаяния. Вот несколько мнений:
— Раньше мы выходили на улицу в поисках подработки, потом появился этот вирус и все остановилось.
— Мы не можем найти работу, нам не на что жить. Люди боятся нас, избегают… А мы избегаем их, и все из- за этого вируса.
— Я хочу одного — вернуться в Румынию.
— Нам нужно найти работу. Мы ждем, когда откроются границы. Поедем домой, нет сил больше тут оставаться.
Надежда обустроить жизнь на новом месте у этих людей тает: коронавирус стал для многих синонимом нищеты и бесперспективности.


Источник: euronews.com


Добавить комментарий

Добавить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив