class="attachment-tie-medium" alt="В США пассажирский самолет загорелся при взлете"/>

В США изучили своих революционеров. Это обиженные завистники



Революционное открытие по части человеческой природы сделано в исследовании консервативного и вполне уважаемого Института Катона в США.

В социологических исследованиях, как известно, главное — задавать множеству людей (здесь — 1700 человек) правильные, хитрые и в чем-то даже подлые вопросы. Чтобы респондент и не подозревал, к чему все это делается.

В данном случае вопросы были, в частности, такие: как вы относитесь к высказываниям типа "я чувствую сострадание к тем, кто живет хуже меня" или "это приятно — видеть, как очень успешные люди иногда в чем-то проваливаются". А еще там были количественные параметры — то есть вопрос о том, до "какой степени вы согласны" с тем или иным утверждением.

Вывод, который делает Эмили Экинс, занимавшаяся анализом полученных данных: местные американские леваки-радикалы, конечно, сочувствуют бедным и угнетенным. Но ключевые их мотивы — обида, негодование, зависть. И не обязательно к богатым — вообще к успешным людям, к тем, кто чего-то добился. Причем зависть как мотив в целом и среднем примерно вдвое сильнее сострадания. Графики и таблицы прилагаются.

То есть революционер, левак, уличный скандалист и демонстрант и т. д. — это не столько защитник бедных и неудачников, сколько завистник богатых и/или знаменитых.

Это "открытие Америки" представляет собой наглое вторжение почти точной науки социологии на поляны, где раньше беспрепятственно паслись лишь искусство (которое неточно по определению) и близкая к нему публицистика.

Вспомним, как в российской культурной традиции на протяжении всего XIX века шаг за шагом складывался культ революционера как человека со страдающей душой, отдающего всего себя униженным и оскорбленным (Достоевский), превращающегося в холодное оружие разрушения несправедливого общества (Базаров и Рахметов)… Список таких произведений уходит за горизонт. Воздействие этой культурной традиции было настолько сильным, даже удушающим, что многие революционеры и террористы и правда жертвовали собой, думая, что отдают жизни "за народ".

Представьте себе, что "борцы за народ" сказали бы в ответ на обвинение, что не в меньшей степени ими движет неприязнь и тем более зависть. Быть завистником — стыдно и позорно. Это тоже часть культуры, причем мировой — начиная с шекспировского Яго или пушкинского Сальери. Между прочим, Сальери настоящий — щедрый и гениальный музыкант, бесплатно учивший чуть не всех титанов наступавшего XIX века, включая Бетховена и Шуберта — вполне буквально сошел с ума, когда его обвинили в зависти к Моцарту.

А потом пришла советская литература, которая — несмотря на все виды цензуры — просто не могла не исследовать суть катастрофы, называвшейся русской революцией, как и феномен человека левых убеждений. И в качестве одного из примеров — вполне "цензурный" и печатавшийся Юрий Трифонов, который достаточно ясно сказал, что речь о серых людях, беспощадных в своей ненависти к любой элите: старой, новой… А насчет того, кто (по Довлатову) написал четыре миллиона доносов, можно и не говорить. Сочувствующие бедным?

Но писатели и публицисты хотя бы не могли предъявить публике ничего точного, неопровержимого, а только созданные ими литературные фантомы. А у Института Катона — проценты, графики… Факты, в общем.

К слову, вышеупомянутое исследование — феномен сегодняшней политической жизни именно в США (и нескольких прочих странах Запада). Институт Катона изучал не стереотипы русской литературы, а истинные корни того, что еще лет десять назад в Соединенных Штатах никто и не пытался замечать: взлет американского радикального социализма. Причем если раньше речь могла идти о бунтовщиках, оккупировавших Уолл-стрит, то сейчас леваки захватывают одну из двух ведущих партий — Демократическую.

Высказывания людей, которые считаются кандидатами на пост президента США уже в следующем году (их приводит та же Эмили Экинс, объясняя, почему взялась за свое исследование), красноречивы. "Миллиардеров не должно существовать", их существование "аморально", говорит Берни Сандерс. "В вашей жизни многое сломалось, и я скажу вам почему. Это потому, что гигантские корпорации, миллиардеры захватили наше правительство" — цитата из Элизабет Уоррен.

Впрочем, не только в США считают, что неравенство доходов угрожает существованию обществ. А безумие больших корпораций и подавно известно как проблема. Вопрос только в том, до какой конкретно степени можно допускать разрыв между богатыми и бедными: вдвое можно, а вот в двадцать раз? Исследование Института Катона вносит в этот спор всего лишь трезвое уточнение: природа человека такова, что он завидует всем, кто не просто богат, а кто, допустим, был беден, но талантлив — и поэтому добился успеха во всех его видах.

Надо знать эту природу — и без романтики смотреть на левых радикалов, готовых поломать жизнь миллионов просто потому, что злобно завидуют. И не только неравенство доходов опасно, но и радикалы, считающие, что в их неудачах виноват кто-то другой.

Еще немного чисто американских тонкостей: статистически люди, которые действительно сочувствуют обездоленным, в гораздо меньшей степени склонны ненавидеть богатых и успешных. И это объясняет то, что сейчас происходит внутри самой Демпартии и ее электората: они раскалываются на две группы. Самые завистливые — то есть радикалы и разрушители — поддерживают скорее Уоррен и ей подобных. Сочувствующие — скорее за Джо Байдена.

Пока что можно лишь констатировать: это раньше считалось, что Америка никоим образом не заражена левацкими идеями, ключевая часть населения уважает успехи и достижения, в том числе финансовые, это и есть американская идеология.

Но ничто не вечно. Сейчас эта Америка заново открывает саму себя, начиная разбираться в том, что такое революционеры, — как Россия занималась этим полтора столетия. И продолжает.


Добавить комментарий

Добавить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив